Александр Гейрот
Сергиевка и окрестности
Александр Федорович Гейрот

Замечания и предложения направляйте
mail@mesniki.ru
Вконтакте

Гейрот

Старший советник А.Ф. Гейрот
(29 марта 1817—1 июля 1882)

Александр Федорович Гейрот, внесший достойный вклад в его историю Петергофа книгой Описание Петергофа, изданной в 1868 году, а также двумя дошедшими до нас особняками.
Полковник А.Г. Гейрот, переведенный в 1848 году из действующей армии старшим советником управляющего Петергофом, в течение нескольких лет своей работы в дворцовом правлении способствовал превращению города в "архитектурный музей под открытым небом", состоя членом Строительной комиссии.
Он родился 29 марта 1817 года в семье профессора медико-хирургической академии Федора Федоровича Гейрота. По окончании 1-го кадетского корпуса в чине прапорщика Александр Федорович был определен в гренадерский императора Франца полк, затем служил в других частях, участвовал в боях на Кавказе, дослужился до чина полковника и 19 декабря 1848 года приступил к обязанностям старшего советника при управляющем Петергофа ген.-л. Сергее Михайловиче Лихардове, у которого в это время младшим советником работал Александр Павлович Кожевников.
Гейрот со всей ответственностью стал относиться к новой работе и уже летом 1849 года вместе с Лихардовым и Кожевниковым от императора получил благодарность за чистоту в Петергофе. В 1849 году Александр Федорович подал прошение на выделение ему для строительства имения одновременно двух пустопорожних участков вдоль Александровской улицы между Задней и Никольской улицами.
19 сентября того же года Лихардов в письменной форме сообщил Гейроту, что император дал согласие на отвод только одного участка, углового с Задней улицей, с условием, если "будет представлен хороший фасад дому".
5 ноября Александр Федорович получил Высочайшее утверждение проекта двухэтажного деревянного дома со службами и приступил к строительству.
Одновременно он продолжал хлопоты о выделении и второго участка, смежного с первым, углового на пересечении Александровской улицы с Никольской. Первый дом Современный адрес ул.Бородачева, 12 Немало усилий к этому прикладывала и жена Гейрота, Наталья Львовна, урожденная Бекетова, фрейлина императрицы Александры Федоровны.
23 декабря 1850 года министр императорского двора князь П.М.Волконский сообщил Лихардову, что император разрешил дать Гейроту второй участок, утвердив при этом представленный проект двухэтажного каменного дома.
10 января следующего года Николай I выделил ссуду на строительство каменного особняка в размере 8572 руб. сер., но на имя Натальи Львовны.
Деревянный дом со службами Гейрот закончил летом 1851 года и 31 октября получил данную (свидетельство). До настоящего времени не известен автор проекта этого особняка. Петергофский краевед В.Е. Ардикуца в свое время считал, что им мог быть сам Александр Федорович, но такое предположение вряд ли справедливо, так как Гейрот имел склонность к журналистике и истории, а таланта зодчего в своей жизни не проявлял.
Вероятнее всего автором проекта деревянного особняка является архитектор А.И. Штакеншнейдер, которому приписывают авторство каменного.
Вполне мог быть автором проекта деревянного особняка и архитектор Н.Л. Бенуа, который тогда работал в Петергофе, а, кроме того, позже занимался ремонтом и перестройкой обеих особняков Гейрота, что подтверждается архивными документами. Второй дом Строительство каменного особняка Александр Федорович закончил к осени 1853 года.
Современный адрес ул.Бородачева, 11
Денег на строительство обеих особняков и различных служб у Гейротов ушло много и они влезли в большие долги.
Уже в 1851 году суду пришлось разбираться с претензией родного брата Натальи Львовны, потомственного почетного гражданина Копосова, который заявлял, что она должна ему 15 т. рублей, но доказательств при этом никаких не представлял.
Являясь членом Строительной комиссии, А.Ф. окончании строительства которых в 1854 году получил перстень с изображением Его Величества.Гейрот в течение нескольких лет занимался вопросами строительства комплекса придворных конюшен, возводившихся по проекту архитектора Н.Л. Бенуа, по В 1855 году младший советник управляющего Александр Павлович Кожевников "за отличие, не в пример другим", получил чин действительного статского советника,, что соответствовало генеральской должности, а Гейрот так и оставался в чине полковника, хотя был по-прежнему старшим советником.
Это способствовало ухудшению его отношений с управляющим Петергофа ген.-л. СМ. Лихардовым, которые в том же году окончательно испортились.
Причиной явилось то обстоятельство, что когда летом Александр Федорович замещал управляющего во время отпуска, то без его ведома понизил в должности садовника Федора Кузьмича Туболкина, которого тот назначал на нее. Этот случай послужил предметом длительной тяжбы между Лихардовым и Гейротом, которая фиксировалась активной официальной перепиской между ними, сохранившейся в РГИА.
Раздор не утихал, а Гейрот мечтал о генеральском чине, усиленно его добивался, считая себя обойденным.
В связи с этим в 1856 году разразился новый скандал, в который замешанными оказались многие придворные и министерские чины.
Началось все с того, что в августе жена Гейрота подала через императрицу Александру Федоровну на имя императора Александра II письменное ходатайство о производстве мужа в генеральский чин, ссылаясь на поддержку министра императорского двора Владимира Федоровича Адлерберга и главно-управляющего дворцовыми правлениями Якова Васильевича Захаржевского.
В том же месяце, 26 августа, указом императора получили генеральский чин сразу 25 полковников, которые по возрасту были значительно моложе Гейрота, что еще более подогрело скандал.
17 октября министр императорского двора Адлерберг направил на имя Лихардова письмо, в котором, в частности, говорилось: Супруга Советника Петергофского Дворцового Правления, Полковника Гейрота, обратилась к Государю Императору с просьбою о пожаловании мужа в Генерал-майоры, но Высочайшего соизволения на то не последовало.
..Имея честь уведомить о сем Ваше Превосходительство, покорнейше прошу объявить Г-ну Полковнику Гейроту, во 1-х, что чрез жен никому ни о чем по службе просить не дозволено, и во П-х, что я никогда не давал ему обещания (как упоминает Г-жа Гейрот во всеподданнейшей своей записке) ходатайствовать о производстве его в следующий чин, а еще менее давал ему право опираться на мои слова и просить меня о награде, которой удостаивает начальство по заслугам, а не по проискам... Александр Федорович стал оправдываться, направив 25 октября рапорт министру императорского двора, на что Адлерберг ответил 2 ноября новой запиской на имя Лихардова, в которой, писал: "."..прошу Ваше Превосходительство объявить полковнику Гейроту, что никто не имеет права требовать себе производства в сравнении со сверстниками, когда таковое последовало за отличие, и в особенности в высших чинах, зависящего единственно от Высочайшей воли, как например, производство полковников, которыми Г-н Гейрот считает себя обойденным, что изустно было мною ему объявлено, когда он являлся ко мне 4 октября..."
Такие рапорты министра императорского двора и рабочие отношения с Лихардовым привели Гейрота к решению уволиться с занимаемой должности и перевестись на новое место.
В ходатайстве на увольнение с должности на имя Лихардова Александр Федорович писал, что дома его заложены, долг составляет 17 т. руб. и это вынуждает его продавать их с молотка, но чтобы избежать этого он просит управляющего ходатайствовать перед императором, чтобы его новая должность соответствовала занимаемой
Лихардову, видимо, тяжба с Гейротом нанесла большой ущерб, он тяжело заболел и в ночь с 28 на 29 июля 1857 года на 66 году жизни скончался.
Вместо него управляющим Петергофа назначили ген.-м. Ипполита Ивановича Бларамберга.
1 июля 1858 года Гейрот снова подал прошение на увольнение, причем текст его продиктовал коллежскому регистратору Николаю Петровичу Панафидину.
8 августа того же года в Петергофе император Александр II подписал увольнение полковника Гейрота с должности советника с причислением к министерству императорского двора, "с оставлением по Армейской пехоте и с сохранением получаемого ныне жалования, впредь до приискания места.
Александра Федоровича теперь стали загружать эпизодическими работами типа проведения иллюминаций, выяснения причин болезни рогатого скота в Царском Селе и другими.
Это, видимо, его не удовлетворяло и он больше времени стал уделять литературной деятельности, продолжая выпуск журнала "Чтение для солдат", редактором которого был с 1857 года, а с 1863 года стал выпускать еще и журнал для народа "Мирской вестник", давая в нем публикации поэтов и писателей из крестьян.
В одном из дел РГИА имеется документ, из которого следует, что в 1860 году столоначальник петергофского дворцового правления Иван Васильевич Панафидин написал "Краткое обозрение Петергофа, его Дворцов и гидравлических сооружений" и передал свой труд А.Ф.Гейроту, предложившему его напечатать за свой счет. Краткое обозрение..." Панафидина в деле отсутствует и было ли оно напечатано Гейротом сведений не имеется, но о нем знал император Александр II, который наградил автора денежной премией в размере 150 руб. сер.
Возможно, что работа Панафидина подвигла Александра Федоровича на написание своей книги по истории Петергофа, а может быть он кое-что позаимствовал и от Панафидина?
17 апреля 1862 года Гейрот получил долгожданный чин ген.-м., а 8 февраля 1867 года был избран действительным членом императорского русского географического Общества с вручением ему диплома. По сведениям петергофского дворцового правления за 1865 год он с семьей жил в каменном доме (у Александра Федоровича с Натальей Львовной были сыновья Александр и Николай, дочери Ольга, в замужестве Аминова, и Лидия, в замужестве баронесса Линдек).
Сын Гейротов, Николай, родившийся 14 января 1850 года, умер 6 августа 1851 года и был похоронен на Свято-Троицком кладбище Старого Петергофа.
В каменном же доме тогда проживала и прислуга из 5 человек, а также истопник Василий Герасимов с женой и двумя детьми, который обслуживал оба дома. Кроме них часть помещений этого особняка занимал, имевший постоянную прописку, ротмистр Лейб-гвардии Уланского полка Юрий Александрович Бороздин с женой, дочерью и прислугой из пяти человек.
В ноябре 1867 года Высочайше был утвержден проект пристройки к каменному дому Гейрота, разработанный архитектором Н.Л.Бенуа, о характере которой ничего не известно.
Следует отметить, что услугами Н.Л. Бенуа пользовались и последующие владельцы особняков Гейрота.
Уйдя с поста советника, Александр Федорович продолжал свою деятельность в Петергофе, но на общественных началах, войдя в 1860 году в "Комитет общественного благоустройства". В 1864 году он представил начальнику дворцового правления проект устройства "Товарищества петергофских купален" на территории Нижнего парка.
В сопроводительной записке к уставу "Товарищества..." Александр Федорович писал, что поводом для такого предложения является "действительная необходимость для Петергофа какого-либо частного предприятия, которое содействовало бы к оживлению общественной жизни Петергофа.
Петергоф, как известно Дворцовому Правлению, год от году все менее и менее посещается публикою, причиною чему отчасти и то, что Петергоф хотя и богат парками, фонтанами и царскими постройками, но не предоставляет посетителям особых развлечений, в то время как в других окрестных загородных местах для привлечения публики делается частною предприимчивостью весьма много...".
Император Александр II в принципе поддержал предложение Гейрота, но был категорически против возведения купален в пределах Нижнего парка и предложил их устроить в Старом Петергофе, рядом с Купеческой пристанью.
Недалеко от этой пристани тогда еще стояли дома упраздненной Бумажной фабрики и Гейрот возбудил ходатайство перед дворцовым правлением о передаче их бесплатно Товариществу для устройства водолечебницы, но 22 сентября 1866 года снял прошение, так как "наиболее принимавший в этом участие домовладелец А.И. Крон находится за границей и не известно когда вернется". Александр Федорович по-прежнему оставался в распоряжении министра императорского двора, и хотя был уже в чине ген.-м., но определенной должности у него так и не было.
Он продолжал заниматься журналисткой деятельностью, а в 1868 году даже издал книгу "Описание Петергофа" , которая считается первым научным историческим исследованием замечательной царской резиденции.
Свой труд Александр Федорович посвятил императору Александру II, где, обращаясь к нему писал: "Петергоф представляет единственное в России место, где на столь незначительном пространстве сосредоточилось как бы на память грядущего потомства, так много исторических воспоминаний и произведений искусств...". Для иллюстрации книги Гейрот привлек прекрасного рисовальщика Карла Осиповича Брожа, выполнившего большое количество рисунков примечательных мест Петергофа.
Не смотря на долги Александр Федорович и Наталья Львовна со своими петергофскими дачами не расставались.
По описи 1870 года их недвижимое имущество на участке с деревянным домом оценивалось в 6000 рублей, а с каменным в 16000 рублей.
Но материальные затруднения продолжали преследовать и Гейрот в 1874 году продал участок с каменным особняком ротмистру Лейб-гвардии Уланского полка Федору Ниловичу Бобылеву.
Следует отметить, что для пополнения семейного бюджета Александр Федорович и Наталья Львовна ежегодно пускали дачников, среди которых были:
1861 г. — директор Придворной певческой капеллы т.с. Алексей Федорович Львов;
1866 г. — вдова д.т.е. графиня Мария Алексеевна Апраксина (снимала несколько сезонов);
1870 г. — граф Николай Александрович Апраксин;
1872 г. — графиня Надежда Алексеевна Стенбок-Фермор;
1873 г. — т.е. Иван Давыдович Якобсон;
1874 г. — полковник Михаил Алексеевич Золотарев;
1876 г. — д.с.с. Василий Яковлевич Тулинов;
1877 г. — петербургский 1-й гильдии купец Николай Иванович Погребов;
1878 г. — пот. поч. гр. Андрей Константинович Трапезников;
1879 г. — д.с.с. Григорий Александрович Евреинов;
1881 г. — ген.-м. Константин Николаевич Ламздорф.
Александр Федорович до конца дней своих получал денежное довольствие, как бывший советник управляющего Петергофского дворцового правления в размере 2286 рублей в год (жалованье 858 руб., столовых 429 руб., квартирных 570 руб., на разъезды 429 руб.).
Он умер 1 июля 1882 года после непродолжительной, но тяжелой болезни и был похоронен на Волковом кладбище С-Петербурга.
Наталья Львовна на погребение мужа получила пособие в размере его жалованья - 858 рублей, и ей, в порядке исключения, установили пожизненную пенсию в таком же размере.В это время ее сын служил штабс-капитаном Лейб-гвардии Преображенского полка, а замужние дочери жили отдельно.
После смерти мужа Наталья Львовна постоянно была прописана в Петербурге по Екатерининскому каналу в доме №99, квартира №39.
14 октября 1883 года она направила письмо императору Александру III следующего содержания: "Осмеливаюсь в настоящую трудную для меня минуту, повергнуть к стопам Вашего Императорского Величества мою всеподданнейшую просьбу. Оставшись по кончине мужа без всяких средств и желая сохранить дом в Петергофе, как память Незабвенных Царей Благодетелей моих и вместе исполнить желание в Бозе почившей Императрицы Александры Федоровны не продавать дом, а сохранить его для семьи, как дар Императора Николая Павловича, в настоящее время исполнить этого завещания не могу, так как дом заложен в частных руках за десять тысяч и в конце ноября истекает срок платежа.
Не имея никаких средств для выкупа, умоляю Ваше Императорское Величество милостиво обратить внимание на мое безвыходное положение и оказать мне помощь разрешением ссуды из сумм Министерства Двора под залог дома с тем, что на покрытие этой ссуды мною ежегодно будет вносима известная сумма из доходов с дома, или известная часть из получаемой мною от Министерства Двора пенсии.
Поверяя к стопам Вашего Величества мою всеподданнейшую просьбу, смею надеяться, что за двадцатилетнюю службу мою Незабвенной нашей Матушке Царице, Августейший Внук не оставит Ея бывшей слуги".
Не известно, был ли ответ императора Александра III на обращение к нему Натальи Львовны, но со следующего года владельцами ее петергофской дачи с деревянным домом стали тайный советник Валерьян Александрович Половцев и его жена Каролина Ивановна.
Последний приезд в Петергоф 75-летней Натальи Львовны Гейрот датируется 1890 годом, когда она вместе с сыном Александром, отставным капитаном, продолжавшим выпуск отцовского журнала "Чтение для солдат", и дочерью Лидией, баронессой Линдек, снимала дачу налето в доме Матереевой на Театральной площади...
Прошли годы, книга написанная Александром Федоровичем Гейротом стала библиографической редкостью, ею пользуются при изучении истории Петергофа, построенные им особняки дошли до нашего времени, но каменный находится в ужасном состоянии и было бы данью уважения первому историку Петергофа его восстановление и создание в нем краеведческого музея города! (В настоящее время здание восстановлено, там размещается банк "Санкт-Петербург")

Гущин Виталий Андреевич
Старший советник А.Ф. Гейрот